«Элита говнорока» (видео)

Сергей Шнуров приехал в Новосибирск с музыкальной программой из отборного русского мата

  • Видео
  • Фото
  • 2010-11-09
    Фрагмент концерта, 7,29 МБ
    Фрагмент концерта, 7,29 МБ
  • Инвалид «говнорока», поющий песню про доширак, оказался самым востребованным продуктом на рынке современной рок-музыки
    Инвалид «говнорока», поющий песню про доширак, оказался самым востребованным продуктом на рынке современной рок-музыкиВсе фотографии

Кумир офисной интеллигенции всея Руси Сергей Шнуров приехал в Новосибирск со своим относительно новым (двухлетней выдержки) проектом «Рубль» — музыкальных инструментов у него стало ощутимо меньше, а матерных слов на порядок больше. В ККК имени Маяковского будто бы прорвало плотину многомесячного воздержания: видимо, освобождаясь от неврозов, зрители самозабвенно скандировали матерные припевы, в то время как герой торжества, в детской вязаной шапочке, неистово скакал по сцене, иронически осмысляя свое место в истории российской поп-музыки: «Мы играем как умеем — от души и от яиц. И перцами не стареем, вы спросите у девиц. Мы элита говнорока…».

Справка: Сергей Шнуров — рок-музыкант, лидер ска-группы «Ленинград» (1997–2008 гг.), «Рубль» (с 2008 г.). Прославился плясовым драйвом, хриплым голосом и лирическим героем циничного «алкоголика и придурка». Породил гигантское количество эпигонов, которые играют в клубах, ресторанах и на корпоративах по всей России. Автор музыки многих российских фильмов, сыграл самого себя в комедии «День выборов».

Концерт еще не начался, а в сердцах любителей музыки уже наступило время праздника: «…там у меня дома 0,75…», «…а потом еще литр возьмем…», — то и дело слышалось в фойе. У некоторых пришедших, впрочем, праздник и не думал прекращаться: казалось, пребывая в глубинах запоя, они услышали некий глас свыше, который возвестил им о прибытии Шнура, и вот они явились — в основном, приличные, но помятые и несколько стеклянные.

Пошатываясь, в предвкушающий темный зал вошла немолодая дама с бутылкой коньяка и застывшим выражением счастья на лице.

То там, то сям в темноте зажигались огоньки сигарет. Двое юношей с расстегнутыми на груди рубахами, похожие на телевизионных метросексуалов Германа и Данилу, общались друг с другом: «Пластмассовый мир победил» — вот мне эта песня у Шнурова таак нраавится…».

Ну а потом появился Шнуров. Без привычной по «Ленинграду» духовой секции. Без ска. Зато в детской вязаной шапочке с вышитой игрушечной машинкой. С места в карьер он вдарил энергичный как бы сырой тяжелый рок, а потом бодро захрипел о «студентках-мокрощелках», которые его «хочут», а «студенты пускай пока дрочут».

Как рассказал Шнур на пресс-конференции, пить он стал реже, но больше
«Рок-н-ролл мертв, а я ни х…я!» — подвел итог возмутитель общественных устоев.

Мата было чрезвычайно много, гораздо больше, чем в репертуаре «Ленинграда» — похоже, Шнуров решил потягаться за место под солнцем с группой «ХЗ». Например, песня «Я ху…рю на гитаре» практически только и состояла, что из однокоренных слов любимого русского трехбуквия. К слову, клип на эту песню был запрещен на YouTube, и не за обилие ненормативной лексики, а за то, что Шнур снялся в нем нагишом. В Маяковском артист штаны не снимал, однако зал завелся и без этого. Богатство лексико-семантического поля русского мата дало возможность исполнителю выражать как ненависть, приправленную мировой болью («Прощайте, люди Земли! Вы так меня зае…ли!»), так и радость от погожего дня («Какой же оху…нный день! Вся позабыта пое…нь! И ху…та уже не та! Смотри, какая красота!»).

НГС.РЕЛАКС: Сергей, некоторые считают, что в своих песнях вы слишком много материтесь. Что мат у вас исключительно ради мата.
Шнур (с открытым детским выражением на лице): Ну что я могу сказать. Есть отличная русская поговорка: дураков учить — только х... тупить.


Шнур орал, Шнур обливался потом, Шнур выбегал в зрительный зал. Публика отвечала взаимностью, пускаясь в пляс перед сценой. Больше всего народ тронула песня с припевом «Доширак! Йе-йе-йе!».

Пох… всё была бы жрака
Это время доширака! Йе-йе-йе!
Я дошел уже до точки
Водка вместо кипяточка
На ушах висит лапша
Жизнь, конечно, хороша
И вкусна как макароны
Где бы, бл…, найти патроны
И …бись оно всё раком
Это время доширака!
Доширак! Йе-йе-йе!


По словам Шнура, происходящее и звучащее на сцене было возвращением к истокам рока: «Мне захотелось поиграть классический рок, каким я его себе представляю. На этих широтах его вообще никто не играл».

Сергей Шнуров признался, что любит читать Бегбедера и хочет сняться у Ларса фон Триера
В перерыве концерта писсуары мужского туалета были до верха переполнены желтой жидкостью: благодарные слушатели до того наупотреблялись пива, что канализация кинотеатра имени Маяковского не смогла справиться с продуктами их жизнедеятельности.

Выходя из зала, корреспондент НГС.РЕЛАКС понял, что большинство спетых песен намертво въелись в его мозг. Четче всего пульсировала строчка «Пробивая стены х…ем, мы орем: «Мы существуем!».

Видимо, имелось в виду что-то экзистенциальное. Только вот — что именно? Цепочка ассоциаций пошла дальше и привела в королевство Бутан, где тысячу лет назад жил просветленный йогин-пьяница Друкпа Кюнле — своим детородным органом он тоже пробивал стены, крушил демонов и приносил счастье сотням девушек по всему Тибету. На дорогах Бутана, в наиболее опасных участках, в его честь до сих пор развешаны деревянные фаллосы. Друкпа Кюнле был человеком загадочным, поступки его обыденному сознанию объяснить сложно, однако, говорят, деревянные фаллосы в Бутане действительно помогают избежать ДТП. Думаю, у Шнура такое навряд ли получится.


Владимир Иткин
Фото Евгении Брыковой
Видео Николая Шелестова


Читайте также

Новости

https://bael5.variti.net/tohZ7?id=SMI