«Милый друг»: шорох простыней

На экраны вышла аморальная мелодрама — пособие для мужчин, делающих карьеру через постель

Потрескивая распираемым от перевозбуждения корсетом, шурша шелком разложенных средь бела дня на тайной квартирке простыней, в прокат вышла экранизация французской классики — романа Ги де Мопассана «Милый друг». Главного героя (в высшей степени аморального красавца) играет звезда вампирской саги, кумир юных дев Роберт Паттинсон, — в очередной попытке выйти из «Сумерек».

Справка: «Милый друг» (Bel Ami; Франция – Великобритания, 2012) — мелодрама, шестая по счету экранизация одноименного романа Ги де Мопассана (1885 г.) об авантюристе, который делает карьеру, обольщая влиятельных женщин. В ролях: Роберт Паттинсон («Сумерки»), Ума Турман («Убить Билла»), Кристина Риччи («Сонная лощина»), Кристин Скотт Томас («Английский пациент»). Бюджет 11,8 млн долл. 104 мин.

Вообще звезда «Сумерек» Роберт Паттинсон — не первый и не последний актер, которому приходится выкарабкиваться из липкого карамельного амплуа красавчика. Некогда бывший столь же зацелованным и засмеянным ДиКаприо, например, сумел выбраться в серьезные драматические актеры, именем на афише гарантирующие некоторые художественные достоинства фильма. «Милый друг» для Паттинсона выглядит прекрасным шансом распрощаться с амплуа вечного страдальца — и сыграть, как это вечно хочется всеобщим любимчикам, мерзавца.

Отставной гусар, а ныне мелкий служащий Жорж Дюруа жадно подглядывает за красивой жизнью Парижа последних лет XIX века. Шампанское брызжет, юбки шуршат, все вокруг блестит. Жоржу тем временем не хватает на пиво.

Все меняет одно удачное знакомство, после которого герой становится вхож в приличные дома, — где он производит на замужних парижанок сплошь неизгладимое впечатление. По сути дела, только благодаря женщинам (то замолвят за него словечко перед мужем, то вообще надиктуют статью целиком) Дюруа становится политическим обозревателем, богатеет, удачно женится и еще более удачно разводится. А последний ловкий финт в постели возносит его на самую вершину парижского общества.

Французский классик при описании парижских нравов не скупился на яд; своего героя, настойчивую и напрочь лишенную стыда посредственность, он уже на первых страницах припечатывал, как санитарный контроль — кусок мяса: и «пошловатой элегантностью», и «внешностью соблазнителя из бульварного романа». Да и в книжку Дюруа, распихивая прохожих и притираясь к уличным девицам, уже входит, «содрогаясь от похоти». Собственно, особые усилия, чтобы сделать историю «Милого друга» интересной, современному зрителю не нужны — потому что она не слишком устарела, да и героя очень легко мысленно вписать в наши дни.

В идеальной осовремененной российской экранизации Жорж, скажем, мог бы заседать в партии власти и в телевизоре, а играл бы его Стас Михайлов — возраст не тот, зато типаж безупречный.

А вот киношный «Милый друг» вышел слишком условным. Мопассановский злой тон режиссеру (театральному и дебютанту в кино) не удается, — вообще-то он и не пытается, а собственного тона у него не находится. В итоге остается шаблонная костюмная мелодрама, пригодная только если вы в принципе любите коротать время за просмотром красивых платьев и куртуазных манер. Вместо потной суетливой перенаселенной толкучки Парижа, которая задана в книге, тут, в небольшом и малолюдном наборе красивых декораций, герой однообразно обольщает новых и новых покровительниц и отмечает очередную подлянку кривой ухмылкой и роковым взглядом в камеру. Заметно, что небольшой, учитывая количество звезд, бюджет ограничил и уличные съемки, и интерьеры. А создателей «Милого друга» меж тем так сильно тянет к романтике и красивостям, что полфильма Жорж живет в темной и с изысканным зеленым оттенком заплесневевшей каморке, больше напоминающей замок Иф, чем быт пусть и мелкого служащего конца ХIХ века.

Когда героини перестают даже менять платья, читавшему книжку зрителю становится скучно наблюдать за действием. Ну а не читавшему зрителю, вероятно, будет столь же скучно (и не всегда понятно) следить за наскоро, пунктиром обозначенными интригами.

Как и в карьере Жоржа, главной движущей силой фильма остаются женщины. Три главных карьерных ступеньки Жоржа играют Кристина Риччи (в роли живой, чувственной умницы Клотильды), Ума Турман (литературно одаренная, независимая Мадлен) и Кристин Скотт Томас (теряющая от любви голову и лицо немолодая жена влиятельного богача). На всей троице дивные платья Belle Epoque и характеры героинь сидят отлично. Но бедняга Паттинсон, в конечном счете, оказывается ошибкой кастинга, потому что вжиться в красивое сильное животное ему не удается — и оттого он страдает, кривя рот и глядя исподлобья полными муки глазами. Правда, говорят, его за это и любят.


Елена Полякова
Кадры из фильма — kinopoisk.ru

Читайте также

Новости

https://bael5.variti.net/tohZ7?id=SMI